ИДУ Я ГОРОДОМ РОДНЫМ

turkmentkaИду я городом родным, где свет струится, Где оживление царит в толпе людской, Где, как в Москве, машин стальная вереница Все время катится певучею рекой.
Как славно быть волной народного потока! Смотрю — и кажется, что каждый мне знаком. Не знаю их имен, но я не одинока, Одним стремлением мы дышим и живем:
Красу грядущего приблизить к нашим будням, Страницу новую увидеть в книге лет.
—    Где близкие мои в потоке многолюдном? И солнце ласково сказало мне в ответ:
—    Все те, кого сейчас лучами я коснулось, Все те, кто выбрал путь боренья и любви, Все те, с которыми я для труда проснулось,— Вот близкие твои, товарищи твои!
И мне представилось:
там, на подъемном кране,
Туркменка трудится,
и новый дом встает, И этот новый дом в ее Туркменистане, Как солнцу светлый гимн, что девушка поет!
И мне представилось:
там, на реке Сибири, Электростанцию возводят мастера, Чтоб свет грядущего сиял вольней и шире,— Там близкие мои, мой брат, моя сестра!
Страна живет во мне,
и сердце так похоже
На карту Родины!
Как ни был бы далек — В тайге или в степи, суровый иль пригожий,— Но дорог, близок, мил мне каждый уголок.
Откуда б я взяла огонь для песни сердца, Когда бы не было тепла моих друзей? Приходит песня к ним, чтоб ярче разгореться, Родиться заново и зазвучать сильней.
Не зная их имен, я нахожу повсюду Товарищей, подруг, далеких, но родных; Они живут во мне.
И счастлива я буду, Когда и в их сердца войдет мой скромный стих.

ВЕЛИКОЕ РОЖДЕНИЕ

za_goroyСадилось солнце где-то за горой, Как будто после дня трудов устало, На поле предвечернею порой Приезжий гость увидел аксакала..
Работа спорилась у старика В его руках, что были крепче стали, И хлопка вороха, как облака, У ног его послушно замирали.
Не одолели старика года, Не сгорбили дни горестей и боли. На грудь его спадала борода Белее хлопка, что сушился в поле.
Бросало солнце свой осенний свет, За дальнею горою догорая… «Скажите, мистер, сколько есть вам лет?» -Спросил приезжий из чужого края.
И аксакал сказал ему в ответ: — Жизнь — это свет, и счастье, и свобода, А потому мне только сорок лет — Я начал жить с семнадцатого года!

ДОБРОГО УТРА, ЛЮДИ МИРА!

uzbechkaНа белом листе бумаги — алая тень зари, Потухли заката флаги, ночные зажглись фонари. Открыто окно — и прохлада коснулась горячих рук… Я слушаю шорох сада, на улице каждый звук.
Соседи сейчас отдыхают, засыпает сейчас детвора, А для меня наступает любимой работы пора. На свет моей маленькой лампы, в рабочий мой уголок Приходят родные мне лйди со всех городов и дорог.
Строители, хлопкоробы, работники рек и гор Со мной продолжают долгий искренний разговор. И каждый хочет по праву увидеть в моих стихах Свою трудовую славу, творческий свой размах. Они мне вручили слово, за них я сейчас говорю. Как пограничник в дозоре, я охраняю зарю.
Я слышу за океаном хищников злобный вой, Я вижу их черные тени за новой моей зарей… Грозит посягнуть их стая на мирную эту ночь, И голосом всей Отчизны я говорю им: — Прочь! Вам, зачинщики бойни, знайте, не запугать Вашей атомной бомбой нашу Родину-мать.
Вас, поджигателей, люди сбросят с планеты прочь! Я говорю вам это, простого узбека дочь, Я, что июльской ночью бодрствую в тишине И охраняю землю, давшую счастье мне.
Кремлевские звезды прямо в окошко мое глядят. Полон благоуханий тихий ташкентский сад. Прямо у этого сада — новых плотин огни… Ветер с вершин коммунизма, побед и дерзаний дни!
Я лампу гашу — не надо, мне без нее светло! Радуя сердце поэта, солнце уже взошло. Лучи его освещают рукопись на столе… Доброго утра, люди Мира на всей земле!

НЕВЕСТА

Пейте, гости!
Ешьте, что угодно. Разве мало плова и вина? Свадьба в нашем кишлаке сегодня. Ярким светом ночь ослеплена.
Полная луна с небесной выси Смотрит на невесту, чуть дыша. Как блестит на тюбетейке бисер, Как невеста нынче хороша!
Девушка и смущена и рада, С плеч спадают две косы тугих. Смотрят гости, не отводят взгляда, Смотрит зачарованный жених.
Песенка «Яр-яр» уже звучала, Может, в третий иль четвертый раз. Отражались в налитых пиалах Сорок с лишним пар веселых глаз.
Поздно уж, но окна не закрыты, Ярким светом залит новый дом, Там сейчас походкой деловитой Входят в круг невеста с женихом.
Шире круг!..
И молодые оба, Окруженные со всех сторон, Заплясали под напев рубоба, Под хлопки гостей и бубна звон.
Девушка танцует и стыдится, Опускает голову на грудь, Не решается поднять ресницы, Чтоб мгновенье это не спугнуть.
Не спугнешь его ты, дорогая, Много счастья на твоем пути. Пред тобой дорога золотая. Хорошо по ней вдвоем идти!
Не смущайся, подними ресницы, Счастью быть еще немало дней. Это только первые страницы Книги жизни радостной твоей.
В вашей жизни будет много света, Много счастья…
Пусть она всегда Будет весела, как свадьба эта, И, как пляска эта, молода!